10/09/2018
Похороны СССР
Фотопроект выпускницы ИПЛФ Натальи Черняковой

Похороны СССР.
Старые новые забавы.
Или Торжество абсурда.

Проект Натальи Черняковой - фотографа и выпускницы Института Профессиональной и Любительской Фотографии
РУСС ПРЕСС ФОТО
Фото: Наталья Чернякова
Окончила Одесский Государственный университет по специальности "филолог". В дополнение имеет музыкальное образование – пианист, дирижер.

С 2004 года по сегодняшний день работает на Русском Христианском Радио, Радио Новая Жизнь, Интернет-телевидении Вера 24 в качестве ведущего.

В 2015 году стала осваивать фотожурналистику. Поступила в 2016 году в Московский Институт Профессиональной и Любительской Фотографии с получением дополнительного профессионального образования по специальности фотожурналист.

В августе 2016 года успешно прошла стажировку и практику в редакции креативного проекта «Чердак» ИТАР-ТАСС, посвященного популяризации науки, по окончании которой, получила приглашение работать в редакции внештатным фотокорреспондентом.

Как фотограф она участвует в фотовыставках и фотоконкурсах.
В 2016 году Наталья стала участником выставочного фото-проекта «Август-91. Москвичи вспоминают», ее работы включены в коллекцию Музея Москвы.
Стала Лауреатом блиц-конкурса Фестиваля фотографии «ФотоКрок-2016» в г. Витебске

Наталья Чернякова
Фотограф, выпускница ИПЛФ-РУСС ПРЕСС ФОТО
Наталья Чернякова журналист, который не просто рассуждает о добре и милосердии, а творит их.
Василий Прудников
Директор ИПЛФ - РУСС ПРЕСС ФОТО
Наталья Чернякова
ПОХОРОНЫ СССР.
СТАРЫЕ НОВЫЕ ЗАБАВЫ.
ИЛИ ТОРЖЕСТВО АБСУРДА.


«Отними у народа историю – и через поколение он превратится в толпу. А еще через поколение им можно управлять, как стадом».
Й. Геббельс
В конце уходящего 2016 года президент Украины Петр Порошенко произнес свою тронную речь. Произошло это в ходе выступления по случаю 25-летия признания Польшей независимости Украины.
Не буду приводить цитату и прямую речь – это уже документирование.
Все очень просто. П.П. заявил, что то, что сейчас происходит в его стране – это не что иное, как похороны Советского Союза. Что этот Союз по-прежнему жив и Украина объявила ему войну. Другого повода для военных действий он не видит.
А в ответ на радостную весть президента Польши Анджея Дуды о том, что СССР умер 25 лет назад, 8 декабря 1991 года П.П. ответил, что если он и умер, то его забыли похоронить. Что Советский Союз не в документе и не в Беловежской пуще, а в головах людей.
И дальше, уже с гордостью, о том, что Украина по праву внесла в свой актив - она вложила все свои силы в развал последней империи. И в продолжение, чтобы окончательно умаслить слушающих, добавил, что страшным сном было время, когда Украина была колонией, а украинцы только и мечтали о том, чтобы стать частью Евросоюза.
_ «Любая, старая или новая версия советского колониального прошлого – это не для нас! Для нас – объединенная Европа!»
Незадолго до этой исторической речи я ездила по служебным делам в сопредельное государство. В приднепровский город Запорожье автобус въезжал по добротному мосту из монолитного железобетона. По опорам, количеству арок и толще металла видно было, что мост строили и за страх, и за совесть. На табличке высечена надпись: «Мост имени инженера Б.Н. Преображенского». Работяга, который возвращался из Москвы с заработков, сказал мне: «Он у нас так и называется – мост Преображенского, каждый ребенок знает. На века строили. А вот рядом, видите стрелку новостроя? Уже 5 лет, как собираются соединить Хортицу с городом. Денег нет говорят, все деньги уходят на войну. И строят из песка».
Прямо в автобусе почитала о московском инженере Борисе Преображенском и о его проекте 1949-52 годов – 2-х мостах через Днепр.
Мое сознание безуспешно перерабатывало мысль о том, как украинцы собираются разделаться с атавизмом, отголоском прошлого в виде этого сооружения.
«Маленькому человечку нравится скрывать свою ничтожность за сложными вещами».
Й. Геббельс
Так вот, мы не закончили с Порошенко. Буквально на пару недель прежде своего польского откровения, в конце ноября украинский лидер произнес еще одну речь на церемонии по случаю завершения строительства нового защитного кожуха над аварийным энергоблоком Чернобыльской АЭС. Катастрофу, происшедшую на ней 30 лет назад он квалифицировал, как испытание менее страшное, чем «русская агрессия»!
«Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой».
Й. Геббельс
«Российская агрессия, которая продолжается и военная угроза с востока очевидно, на долгую историческую перспективу. Если мы хотим выжить, как нация, как народ, как государство, мы должны направлять на безопасность минимум 5-6 % нашего ВВП».
На минуточку, на сегодняшний день это 5 млрд долларов. Новая забава П.П. с этими похоронами выльется народу в копеечку.

Запорожье – большой промышленный город. Заводы Запорожсталь, металлургический, коксохимический, титано - магниевый, сталепрокатный, украинский центр по производству черных и цветных металлов, всего порядка ста. Все они были построены в разные пятилетки бывшего Советского Союза. Каким же удивительно продуктивным был этот ненавистный украинскому сердцу строй!
Я с надеждой подумала, что, вероятнее всего, эту индустрию помилуют и не станут хоронить вместе с Советским Союзом. Но раздражение потихоньку нарастало.
Как они собираются вытаскивать изюм из булочек? Что же у них при всех вычислениях «на ум пошло», а что «с ума сошло»?
Соборный проспект (до недавнего времени проспект Ленина) проходит вдоль левого берега Днепра через четыре центральных района. Его протяженность 11 километров. Я прошла большую его часть, по мере движения читала таблички на домах.
Почти с шахматной последовательностью надписи попеременно гласили – пр-т Соборный, и через пару домов – пр-т Ленина. И так на всем протяжении. Для местных жителей, видимо, это был ребус не меньше моего, поэтому я сама решила выяснить имени кого же все-таки эта улица? Наконец я уперлась в конечную точку - площадь на берегу Днепра.
На последней автобусной остановке было крупно написано: «площадь им. Ленина». Сама площадь была представлена под тем же почтовым названием.
Только вот Ленина на постаменте не оказалось. Его спилили.
Барельефы сталевара, строителя, колхозницы и ученого у подножья памятника тоже выкорчевали, а постамент запечатали картонными щитами с веселенькими подсолнухами. И все это великолепие, слегка сбившееся со своей исторической хронологии и индустриального алгоритма, венчал знаменитый полукруг - Днепрогэс имени Ленина!
На мой вопрос обо всех трансформациях «запорижчане» ответили, что в Украине активно проводится декоммунизация и это только ее начатки.
_ Следующим шагом, наверное, будет подрыв плотины? - спросила я.
_ Зачем же? - ответили мне. Плотина – это наша гордость! Символ города! Тем более бетонные буквы с именем Ленина рабочие пилили болгаркой, по две буквы в день. Одномоментно плотина лишилась своего советского прошлого!
Я зачем-то принялась считать трудозатраты. Гигантские буквы в названии: «Днепровская ордена Трудового Красного Знамени гидроэлектростанция имени Ленина». Всего 70 букв. Пилили по 2 штуки в день. Ушло больше месяца. Достойные же похороны устроили благодарные потомки основателю стройки века, который внес Днепровскую ГЭС, как один из пунктов, в план ГОЭЛРО.
Именно это масштабное сооружение обеспечило повышение уровня воды на непроходимых порогах города Александрова (позже переименованного в ЗаПорожье) и позволило открыть сквозное судоходство по Днепру. Станция обеспечила электроэнергией промышленные предприятия и население юга Украины. Стоимость полного проекта составила 400 млн долларов. Все это сразу после Гражданской войны, в условиях разрухи, международной изоляции, без возможности получить заём на программу индустриализации!
Гробовщики прошлого решили вопрос эргономично – буквы и Ленина спилить, плотину оставить, «лампочка Ильича» еще пригодится!
Берег Днепра я покидала в раздумьях о том, что мое прошлое было разное – имперское, советское, любое…И страницы в нем были белые, черные, было много красных, кровавых. Позади у меня Родина со всей своей историей, через которую проходят мои предки и мои корни. А впереди что-то еще неведомое, нераскрытое. И в созидании этого будущего мне Богом дозволено участвовать.

Я люблю рассказывать об Украине, о той Украине, в которой жила 20 лет назад. Это и ее плодородие, ее мягкий климат, темные южные ночи на берегу Черного моря. Веселый нрав украинского народа и его гостеприимство.
В поезде, который вез меня в Киев, звучала преимущественно украинская речь или русско-украинский суржик. Русской, кажется, я была одна среди всех. Как ни странно, в текущее время любая обсуждаемая тема, так или иначе, переходит на власти и на Порошенко в частности.
В войну самым гуманным методом является тот, который быстрее всего достигает своей цели.
Й. Геббельс
Украинцы знакомятся очень легко, так же легко вовлекаются в общие разговоры, говорят громко. Мужчина средних лет «в захвате» сообщил о том, что в стране повально демонтируют памятники не только начала прошлого века, но и памятники Отечественной войны. Поделом москалям, заключил он, эта война была не Отечественной, а Мировой. Кто-то рассказывал о переименовании населенных пунктов. Например, Кировоград теперь называется Кропивницкий, а Днепропетровск стал называться просто Днипро. Я лежала на полке и тихонько гуглила. Демонтировано более 1.2 тысячи памятников, переименовано около 1000 населенных пунктов.
Одним словом, похороны на широкую ногу.
Совсем молодой парень, который час назад рассказывал, что работает в Москве на стройке, победно закончил речь предыдущего оратора – Главное достижение Украины за годы независимости – полный разрыв с Россией! Татам!!
Ну о полном-то разрыве я бы попросила – полегче…
В любом украинском городе все свободные места, пригодные для объявлений увешаны предложениями отправиться в Москву. Объявления повсюду – на столбах в людных местах, на оцинкованных заборах, огораживающих стройплощадки, на остановках общественного транспорта.
Перевозчики предлагают пассажирам услуги от небольшого маршрутного такси до двухъярусного автобуса. Каждый день из какого-либо областного города на Москву уходит по 5-7 рейсов и пустыми они не бывают. Таким образом, украинские гастарбайтеры кормят свои семьи и поддерживают экономику страны.
Скоро каждая украинская семья должна будет отправить на заработки за границу хоть одного из своих членов, чтобы остальные могли существовать.
Чем не «украинская мечта»?
В этом месте я вспомнила извивистый мост у Днепра, который начинается в элитном районе Запорожья - Хортице, набирает протяженность, вьется красивой змейкой и обрывается в самом интересном месте – над пропастью, на высокой круче реки.
Одним словом, так выглядит путь в никуда.
Очень пожилой человек принял другую сторону. Он напомнил о том, что при выходе из Советского Союза Украина имела около 50 млн образованного населения и крупнейшую судоходную кампанию мира – Черноморский флот. И это не считая развитого авиастроения, ракетостроения и приборостроения.
А я, свесившись со второй полки, на чистейшем украинском добавила, что во времена оные Украина расширилась и приросла территориями почти вдвое, став развитой и обеспеченной. Житницей Союза объединенных республик.
Украина достаточно просторное государство. Шестнадцать часов ходу по железной дороге и ты оказываешься в другом климатическом поясе. Если в Запорожье вовсю светило солнце, а деревья еще не до конца сбросили желтые листья, в Киеве была метель. Мне было почему-то приятно. По-нашему это, по-московски.
Старая и не совсем добрая украинская традиция живет, здравствует и укрепляется поныне. Майдан даже в самое мирное время пустым не бывает.
Прежде, чем сделать несколько снимков и вникнуть в суть происходящего, я позвонила знакомым и справилась о текущей обстановке на площади.
_ «А, не знаю! – ответили мне. Там все время кто-то стоит».
Пропаганда всегда обращена только к массам, а не к интеллигенции. Поэтому ее уровень должен ориентироваться на способность восприятия самых ограниченных.

Й. Геббельс
Взволнованный голос из динамика нес прохожим благую весть – Евросоюз одобрил очередной транш для Украины. Каждое благодарное украинское сердце должно принять важное решение – говорить только на «мове» и учить английский язык в благодарность благодетелям. Он даже мотивировал прохожих - для этого надо выделить в день всего полчаса времени. Борьба с русской культурой должна стать делом чести каждого «правоверного» украинца.
Голос из репродуктора вещал на русском языке. Неужели одна я это заметила?
Видимо, мало кто тревожился и другим вопросом - как можно настолько консервативно объединить такие разные области лоскутного украинского государства?
В то время, как во Львове после многолетней борьбы местного населения Русский культурный центр, наконец, выселяют из занимаемого помещения на улице Короленко, вокзалы Запорожья, Харькова и Одессы захватывают песенные флешмобы.
Люди собираются в холлах и исполняют советские песни 50-х – 80-х годов.
В то время, когда редакция «Русского вестника» на Галичине пакует свои вещи, у здания Одесской филармонии стоят толпы с требованием разрешить проводить концерты с участием российских звезд эстрады.

Статистика запросов в поисковых компьютерных системах говорит о преобладании русского языка, 85% к 15%. И в то же самое время в любой области знаний украинец не получит сертификат на дальнейшее проведение профессиональной деятельности пока не сдаст экзамен на владение украинским языком.
И опять нестыковка. Большая часть работников Госаппарата не могут пользоваться «литературной мовой».
Население южной и восточной части Украины, в своем большинстве, разговаривает на русском. Объявления, реклама, надписи на промышленных товарах выходят на украинском.
Эту лингвистическую шизофрению можно продолжать до бесконечности. Точка была поставлена мной на центральной улице Киева, Крещатике.
Несколько пикетчиков держали в руках хоругви с сомнительным религиозным содержанием на украинском языке. Между собой и со мной говорили на чистом русском.
Я сделала еще одну попытку наладить в своем сознании текущие причинно-следственные связи, но потерпела поражение.
Видимо, такая уж у страны карма, от которой никуда не деться. Совершено слишком много взаимоисключающих поступков, чтобы можно было избежать краха.
Во всей этой культурной игре с несколькими черными кошками в нескольких черных комнатах лидеры страны отчаянно пробуют заручиться поддержкой деморализованного населения. Но кое-что со времен «революции достоинства» у простолюдинов все же проясняется. Они знают, что власть держится на двух опорах. Первая – дула оружий, которые обеспечивают политический террор в стране. Вторая – западная помощь. Стоит убрать из конструкции один из этих камешков – и весь режим моментально посыплется.
Но знание это не предусматривает точки. В конце его стоит большой вопрос.
Вечерело, снегопад усиливался. Мне надо было еще посетить Аллею Небесной сотни.
Улица поднимается вверх под большим наклоном. Под наметающей поземкой на брусчатке застывает утренняя влага. Скользко, идти очень сложно.
Может, поэтому улица совершенно пуста, только дворники разбрасывают соль из ведерок.
Тихо зажигаются огни города, почти растворяясь в снежной пыли.
Красиво! Сколько видит глаз – на обочинах, в каменных пантеонах портреты.
С портретов смотрят молодые лица – веселые и вдумчивые, смотрят прямо в душу. На одной фотографии к груди парня кто-то из близких прикрепил жовто-блакитное сердечко, патриотическое.
Больно почти физически!
Наверное, среди них лежат самые непокорные, неуемные.
Свой последний путь на земле они прошли к зданию ГПУ с лозунгом: «За нами правда, за нами сила, за нами свободная Украина!»
Вот к этой последней мысли о свободной стране и обращены все вопросы – от кого свободна? Для кого…? На какой основе и при чьей поддержке? Или совсем независимо и самостийно??
Здесь, видимо, стало традицией - писать вопросы на снегу на стеллах, на касках и плитах. Я нарисовала свой. Поправила пламя свечи, смела снег, облепивший фотографию. И склонилась…
Мы все имеем право на ошибки, нет права только на ложь и трусость.
Вниз, к Майдану меня провожал молодой мужчина весь в черном, с инвалидной палочкой. Ранение – объяснил он. Но я выжил, а близкий друг погиб. Три года прихожу сюда и зимой, и летом. Имя не назвал, позывной – Фантом.
Было холодно, через несколько часов уходил автобус в Москву, а он все рассказывал о том, во что они верили, сражаясь. Слово Верили было ключевым.
Сначала я осторожно задавала вопросы, – неужели можно было рассчитывать на то, что в ответ на их действия не будут стрелять? И тут его прорвало, говорил о том, как они рассчитывали на помощь и единство. Дальше мы спорили, он доказывал, говорил со мной так, будто я его соотечественница и должна ему верить.
Даже узнав, что я журналистка из Москвы, он не переменил тона, отвел к массивному каменному кресту, разрешил съемку и попросил рассказать дома о том, что они отстаивали не свои интересы. Воевали и гибли, потому, что верили в перемены.
Чувство непоправимости сопровождало меня весь обратный путь. Кто всё это затеял? Кто дал надежду сотням молодых ребят и потом убрал руки? Почему власть имеющие высокопарно называют смерть нескольких сот своих самых молодых граждан похоронами СССР? И сколько еще должно будет умереть, чтобы, наконец, получить ответы?

Прощаясь, я спросила у своего случайного знакомого, что возможно на Украине в ближайшее время? Он ответил:
_ В любой момент возможен серьезный выхлоп. А возможен и социальный бунт, который могут повести Любые силы в Любом направлении!
В этом ответе я услышала альтернативу укоренившемуся в нашем сознании мнению, что украинская власть действует непоследовательно, в духе абсурдизма.
А может, все-таки, всему этому есть кем-то написанный сценарий?
Может не стихия движет событиями? И те несколько афоризмов Йозефа Геббельса, рейхминистра народного просвещения и пропаганды военной Германии, которые я привела, до сих пор могут быть руководством для тех самых, пока не выясненных «любых сил»?

«Пропаганда может и должна, особенно в военное время, отказаться от гуманизма и этики, как бы высоко мы их не ценили. Так как в борьбе народа речь идет ни о чем другом, как о его бытие».
Подготовлено:
Институт Профессиональной и Любительской фотографии РУСС ПРЕСС ФОТО
www.mipap.ru
Подписка на статьи
Оставьте адрес вашей почты, чтобы быть в курсе свежих статей.
Они выходят раз в неделю.
comments powered by HyperComments
Made on
Tilda