статья #008 29/01/2017
Владимир Вяткин
29 января 2017 года День рождения у легендарного российского фотожурналиста,
самого творческого фоторепортера мира Владимира Вяткина.

ВЛАДИМИР ВЯТКИН

Вот уже без года пол века Владимир Юрьевич Вяткин работает фотожурналистом в ведущем российском информационном агентстве
АПН - РИА "Новости" - МИА "Россия Сегодня".
И сегодня он уже является ведущим фоторепортером Агентства.
Фотожурналист Владимир Вяткин в День Российской армии 23 февраля 2013 г. Фото: Василий Прудников.
29 января 2017 года День рождения у легендарного российского фотожурналиста, самого творческого фоторепортера мира Владимира Вяткина.
Вот уже без года пол века Владимир Юрьевич Вяткин работает фотожурналистом в ведущем российском информационном агентстве
АПН - РИА "Новости" - МИА "Россия Сегодня".
И сегодня он уже является ведущим фоторепортером Агентства, где в 1968 году он начал свою фотографическую практику фотолаборантом.
Как абсолютно творческий человек, он не мог остаться на этой сугубо технической должности и благодаря своему старанию, своему уникальному виденью и благодаря своим великим учителям фотографам АПН Василию Малышеву и Всеволоду Тарасевичу, Владимир Вяткин стал тем, кем стал - уникальным фотографом, не имеющим равных в мире и отменным преподавателем фотографии.
Владимир Вяткин - знаменитый российский фотожурналист.
В 1985 году Международная Организация журналистов (IOJ) присвоила ему статус «Международный Мастер Фотожурналистики».
С 2004 г. является академиком Международной гильдии фотографов средств массовой информации. На счету Вяткина более 200 наград, среди которых премия самого престижного в фотожурналистике приза Golden Eye, шестикратный лауреат престижного международного конкурса World Press Photo, лауреат Интерпрессфото, Mother Jones Photo Contest (International Fund for Documentary Photography — США), SSF World Sports Photo Contest (Япония), Humanity Photo Award и Great Wall (Китай), HIPA и многих других. Лауреатом «Серебряной камеры» он становился восемь раз.

В фотографическом творчестве Владимир Вяткин предпочитает снимать общественно-социальные темы, искусство, спорт, а также разработал стилистику неопикториальной фотографии.

Превосходное владение стилистическими приемами, способность видеть, позволяет ему снимать так, как никто другой и по праву считаться самым творческим фоторепортером.

Владимир Вяткин
Фотожурналист
Тем, чем я занимаюсь, занимаются многие мои студенты: как я говорил сочетание художественности и документальности волнует меня больше всего. Фотография великолепна и неисчерпаема в своих возможностях. И чем больше ты снимаешь, тем больше понимаешь, что тебе не хватает знаний. Ты начинаешь учиться, осваивать новые техники съемки. Тренируешься…
Владимир Вяткин
"Иллюзорность". Москва, ноябрь, 1968 г. Одна из первых фотографий Владимира Вяткина. Снято на Донском кладбище, куда приходит Владимир Юрьевич и по сей день. Навестить Александра Родченко и сделать очередные фотографии.
Энергии Владимира Вяткина.
Как у природы четыре стихии - воздух, огонь, земля, вода, так и все творчество Владимира Вяткина складывается из 4-х энергетических пластов - энергия творчества, энергия преодоления и победы, энергия прекрасного и энергия жизни. Уникальный профессионализм и неугомонный характер позволил мастеру стать не просто универсальным профессионалом, он стал классиком во всех жанрах фотографии. В вышеперечисленные энергиях отражаются направления его творчества - фотография в искусстве и культуре, спорт, неопикториальная фотография, социальная и военная фотография.
энергия жизни
Жанровая, социальная, военная фотография - самая сильная и обширная стихия в творчестве Владимира Вяткина.
Никарагуа. Детство тревог и надежд 1986. Владимир Вяткин
"В 68-м году я закончил среднюю школу-интернат № 15. Мечтал поступить в МГИМО. Но, естественно, успешно провалился. Тем же летом поступал на истфак МГУ, на дневное отделение, потом на вечернее отделение. Не поступил никуда. И по ходатайству дальних родственников меня взяли работать в фотолабораторию АПН.

Начинал практически с нуля. Моя зарплата тогда составляла всего 36 рублей, и, добавив еще 12 сэкономленных ранее, я купил в «комиссионке» камеру Contax и сразу стал снимать. Азы фотографии осваивал сам, никто меня не учил. Каждый день в обеденный перерыв выходил на Пушкинскую площадь и снимал три пленки, а потом вечером в ванной проявлял. Всю техническую часть освоил за три месяца. Дальше началась часть изобразительная, художественная. Когда я занимался живописью, чисто технологически у меня никак не получались портреты, это самое сложное в живописи. Но это же и самое сложное в фотоискусстве. Я стал снимать своих однокашников, одноклассниц, родственников, друзей, знакомых.

Когда обнаружилось мое умение мыслить образно, из фото лаборантов меня перевели в ученики художника Юрия Комаровского. Затем Василий Малышев, большой авторитет как в отечественной, так и в мировой фотожурналистике, увидев как-то мои фотоработы, предложил с ним работать. Пришел к Комаровскому и сказал: «Хочу выкупить у вас ученика. Какова цена вопроса?» «Бутылка коньяка и лимон». Лимон — в смысле фрукт. Это уже описано многими. "
Реализм, балет, война, искусство, быт, медицина, спецназ, спорт, политика, пикториальная фотография...
В столь широких рамках любой человек может найти в моих фотографиях что-то близкое именно ему.
Владимир Вяткин
Быть счастливым в фотографии – это парадокс.

Как, в общем, и в личной жизни: у меня были семьи, но ни с кем из моих бедных детей я не дожил в едином жизненном пространстве до их совершеннолетия. Потому что все мои жены говорили мне буквально одно и то же: «Ну нельзя же так: или фотожурналистика, или семья. Мы тебя не видим. Ты уезжаешь, и тебя просто нет. Потом лишь узнаем, что с тобой что-то случилось. Ты или в больнице или где-то там приходишь в себя. Но так быть просто не может». И, действительно, невозможно быть счастливым в личной жизни и одновременно в фотографии. Это очень сложно – ты снял классный материал, и, как в сексе, всегда встает вопрос: «А что же дальше?»

А дальше – штиль удовлетворенной радости мужского сознания. Удовлетворил радость, а дальше – опять штиль, новая радость и новый штиль…
Владимир Вяткин
„Меня часто спрашивают: зачем ты участвуешь в этих выставках? Я не могу не участвовать.

— Почему люди приходят учиться ко мне на журфак, в школу телевидения, в «Известия»? Потому что я получаю награды. Вы пойдете учиться к человеку, у которого 10 «Оскаров» или к человеку, у которого нет вообще ничего?

Любое участие в выставке, в конкурсе — это некий барометр твоего уровня сегодня. Это замер некоего внутреннего «фотографического давления», сравнение с кем-то другим. Половина из моих наград получена вовсе не за счет того, что я снимаю лучше, чем другие, – просто у меня есть своя ниша, которая, к счастью, сейчас мало кем освоена. Делать отдельные фотографии могут сейчас многие и часто делают лучше, чем я. А понимать что такое фотографическая серия, история, очерк, репортаж, – с этим много сложнее…

И еще это просто доставляет мне удовольствие. Поэтому я участвую не только ради наград. И не верю никогда, когда кто-то говорит, что, мол, «уже привык их получать». Привык ты или нет, но всякий раз, когда выходишь получать приз, ощущаешь трепет и бешеное желание через год выйти и получить снова."
Владимир Вяткин
энергия творчества
Фотография в искусстве пожалуй самая личная стихия Владимира Вяткина в его творчестве.
Из серии "Властители музыкальных сфер 1976-2012". Владимир Вяткин
У нас слишком много гениальных, легендарных и «звездных», но нет хороших.

Человек, который только взял в руки фотоаппарат и не умеет выставлять выдержку с диафрагмой, делает выставку и уже объявляется легендарным. Как, например, легендарный художник Никас Сафронов. Тьфу… Кто это выдумал, какая легенда? Или «золотой голос России» Николай Басков… Кто ему присвоил это «звание»? Если бы он выиграл на конкурсе вокалистов, где первый приз - «золотой голос», было бы понятно. Более удобного средства публичного обозначения собственной глупости, чем все эти ток-шоу, я не знаю. Умный человек не пойдет туда вещать все эти гримасы строить и делать из себя дурака. Весь шоу-бизнес – публичная многомиллионная демонстрация своей глупости, необразованности, бестактности.

Поэтому фотография тем и замечательна, что, если фотограф узнаваем в толпе, если к нему относятся как к «звезде» – он уже не фотограф.
Владимир Вяткин
Я люблю снимать темы.
Одна из них, посвященная дирижерам компенсирует мою музыкальную не востребованность.


Как я снимал эту серию?
Скажу одно: мой инсульт имеет имя: «Дирижер Кент Нагано». Исполнялись «Валькирии» Вагнера, я сидел в оркестровой яме, одетый в смокинг, в бабочке, среди своих друзей-музыкантов, с которыми я когда-то играл в пионерских оркестрах. Думал, как это все соединить по изобразительной стилистике: японский дирижер играет музыку немецкого композитора в российском зале. Задача была очень сложной – передать музыку Вагнера через человеческие состояния.
Я сидел и снимал объективом 1000 мм крупно глаза, капельки пота, руки маэстро… Музыка Вагнера. Нагано работал пять часов, не переставая, ему было плохо – по его глазам, которые наливались кровью, я ощущал, что у него высокое давление. И когда меня выносили в машину скорой помощи в перерыве концерта, он прошел мимо – и я вновь заметил его критическое состояние.
Владимир Вяткин
Концептуальная фотография – это когда человек, не имея ни знаний, ни опыта, снимает, что попадется, и считает себя первооткрывателем.

Всякая фотография в моей изобразительной цепочке – как бы последующая глава в романе.
Мне интересно рассказывать о судьбе человека, его жизни в развитии – с чего-то начать и к чему-то придти, используя меру образов, символов, знаков, метафор, недосказанности. Светопись гениальна в этом плане. Считаю, что фотография – не менее важный вид творчества, чем литература. Это мало кто оценивает и мало, кто знает.

Для меня сейчас особенно интересна не просто фотография, не просто журналистика – самой интересной является тема, над которой я раздумываю последние 10-15 лет: стилистические и изобразительные возможности современной журналистики.

Учиться, конечно, нужно не у фотографов, а у художников. Обязательно, у великих русских реалистов. У них очень большие достижения в живописной технике. Вы посмотрите у Сурикова «Боярыню Морозову», «Утро стрелецкой казни», «Взятие снежного городка». Это же высочайшего уровня фотожурналистика – вся детализация, построение каждой картины. Здесь видишь то, что является основой основ фотожурналистики, – документализм. И здесь он не убивает художественность. А для меня сегодня чрезвычайно важен баланс между этими двумя сферами.

В истории остаются фотографии, которые хочется разглядывать, с лупой в руках, изучать, кто во что одет, какая брусчатка, что люди несут в руках, тип человеческих лиц – так, например, мы можем представить Охотный ряд начала прошлого века. Считаю, что цену фотографии делает время, а цену автору делает… его смерть. От этого факта никуда не денешься.
Владимир Вяткин
ЭНЕРГИЯ ПРЕОДОЛЕНИЯ
И ПОБЕДЫ
Владимир Вяткин один из лучших спортивных фотожурналистов.
Из серии "Девушки: рыбы и птицы 1982-2004". Владимир Вяткин
Мне повезло, моими учителями были легендарные фотографы, которые были в два, в три раза старше меня.

Они видели во мне некую неординарную фигуру. Я был вхож в ту фотографическую элиту ветеранов, общался с теми мастерами, кто работал в 20-е, 30-е, 40-е, 50-е годы. Через своего учителя Василия Малышева я имел знакомства с Георгием Зельмой, Максом Альпертом, Сергеем Морозовым, Леонидом Волковым-Ланнитом.
Владимир Вяткин
Есть такое понятие: профессиональная дурь. Надо быть одержимым, иначе заниматься фотожурналистикой бессмысленно. Одно я могу сказать. Я не самый лучший фотограф, просто в фотографии я не случайный человек, вот и все. Это точно. Всю свою жизнь с 17 лет я отдал любимому делу.
Владимир Вяткин
Азарт — вот что главное в фотографии.

Одержимость моя и внутренний психоз достались мне, наверное, от Всеволода Тарасевича. А искра...
От родителей. Мама умерла в возрасте 42 лет, когда мне было 14. Отец 11 лет был прикован к постели.
Я не замечал каких-то особых творческих проявлений у них. Но отец был весельчак и человек очень трепетный, и мой веселый пессимизм — от него. Неслучайно же я первому своему снимку черных тюльпанов дал название «Грустное веселье». Потому что цветы-то эти вроде бы веселые, но в них столько грусти, ощущения одиночества, черноты...
Владимир Вяткин
энергия прекрасного
Действительно самая прекрасная часть творчества Владимира Вяткина.
Как правило создается с 21:00 до 06:00 суток
Из серии "Цветы" выполенной в авторской неопикториальной технике съемки. Владимир Вяткин
В прошлом я – художник, правда, невостребованный и несостоявшийся, а еще – бывший музыкант, тоже не реализовавший себя, не получившийся.

Но не пройдя музыки и живописи, фотографией я бы не занялся, наверное, никогда. Если бы я имел такую технику, как художник Александр Шилов (к нему можно относиться по-разному, но я его люблю, потому что технарь он великолепный), то не посвятил бы свою жизнь фотографии, так как в живописи воплотил бы то, что я видел. Поэтому и занимаюсь тем, чем занимаюсь. Я много не доосвоил – тот же Фотошоп. Но фотография – великолепная возможность учиться чему-то всю жизнь. Я люблю учиться и учусь – у своих студентов, коллег, знакомых, умею схватывать идею на лету. Мне достаточно намека, уголка неумелой картинки, чтобы оттолкнуться и по ассоциации с первоначальным намёком сделать нечто новое, но уже здорово.

Очень люблю посещать выставки. Хорошие. Часто думаю: «Боже мой, но ведь кто-то умнее тебя, кто-то талантливее и образованнее…» И даже руки опускаются от осознания своего несовершенства. Но через неделю возникает острое желание взять аппарат и доказать, что ты не хуже, что ты тоже кое-что умеешь. Но еще больше я люблю ходить на выставки плохие… Самое сложное в современном мире – найти тему. Поэтому на плохой выставке видишь, как тема раскрыта плохо, на три с минусом. И, я считаю, что не грех оттолкнуться от авторского решения и раскрыть тему, но уже на «пятёрку». А с фотографией я даже сам себе как-то завидую: завидую, что не стал средним художником, музыкантом, учителем истории, археологом, еще кем-то, но стал весьма неплохим фотографом.

Владимир Вяткин
Фотожурналист
первый портрет
Владимира Вяткина.
Сергей Лисицкий,
школьный друг. 1969
В наше время вряд ли можно избежать влияния PR-технологий.
Мы имеем немало примеров того, как бездари были названы великими. Но, с другой стороны, как создается популярность?
Вот вопрос: был бы Брессон Брессоном, если бы он родился в Мытищах? Его, может быть знали бы в Москве, постсоветском пространстве. Но мы забываем, что Брессон никогда не был бедным. Он одним из первых членов «Магнум» купил «Лейку». А она стоила тогда, как автомобиль, которых в те годы в Париже было около четырех сотен. Он имел возможность арендовать помещение под выставочный зал, в котором мог провести выставку.
Владимир Вяткин
Фото: Владимир Вяткин
Фотография – великолепная возможность учиться чему-то всю жизнь.
Я люблю учиться и учусь – у своих студентов, коллег, знакомых, умею схватывать идею на лету. Мне достаточно намека, уголка неумелой картинки, чтобы оттолкнуться и по ассоциации с первоначальным намёком сделать нечто новое, но уже здорово. Очень люблю посещать выставки. Хорошие. Часто думаю: «Боже мой, но ведь кто-то умнее тебя, кто-то талантливее и образованнее…»

И даже руки опускаются от осознания своего несовершенства. Но через неделю возникает острое желание взять аппарат и доказать, что ты не хуже, что ты тоже кое-что умеешь. Но еще больше я люблю ходить на выставки плохие… Самое сложное в современном мире – найти тему. Поэтому на плохой выставке видишь, как тема раскрыта плохо, на три с минусом. И, я считаю, что не грех оттолкнуться от авторского решения и раскрыть тему, но ужена «пятёрку».
Владимир Вяткин
Блики мастера.
Владимир Вяткин – это не только фотожурналист с мировым признанием, но и талантливейший учитель. Более чем за 30-летний стаж преподавания – количество его учеников стало измеряться тысячами.

В настоящий момент Владимир Вяткин состоит в преподавательском штате МГУ им. М.В.Ломоносова, в Школе Телевидения при Останкино, Института фотографии "РУСС ПРЕСС ФОТО".
Он постоянно проводит мастер-классы, обучая, направляя и вдохновляя учеников в России и во многих странах мира. Именно поэтому география последователей фотомастера так широка: Югославия, Словения, Чехия, Венгрия, Болгария, Китай, Монголия, Никарагуа, Сирия, Германия, Замбия, США и Франция.

Среди его учеников выросли такие известные фотографы, как:
Дмитрий Астахов – личный фотограф президента России;
Шапошников Василий – фотокорреспондент И.Д. «КоммерсантЪ»;
Шахиджанян Сергей – фоторепортер газеты «Вечерняя Москва», преподаватель МГУ;
Тягны-Рядно Александр – фотокорреспондент «Известия», «Собеседник», автор 14 книг, 40 персональных выставок в России и за рубежом;
Прудников Василий – создатель культурного проекта "РУСС ПРЕСС ФОТО";
Степаненко Александр – председатель Мурманского отделения СФХ России;
Прокофьев Вячеслав – фотокорреспондент фотохроники ТАСС;
Линников Дмитрий – фотограф и преподаватель МГУ.
Кошелев Алексей – театральный фотограф;

Юрий Абрамочкин
Фотограф Владимир Вяткин. Фото: Михаил Геллер
К любой профессии в современной жизни
я отношусь не критически, а с некоей иронией.

Существуют разные хобби: один человек собирает марки, другой – книги, третий предпочитает рыбалку. Но когда у меня спрашивают, есть ли у меня хобби, то я отвечаю: «Конечно, есть! Это –фотография!» Когда нет заказа, я беру «леечку» и иду снимать для души то, что нетипично для меня, ведь могу делать абсолютно все, что угодно. Как может современный физик, писатель, музыкант на природе, на отдыхе думать еще о чем-то, кроме своего основного профессионально увлечения? Я не умею отдыхать – лет 15 не был в отпуске. Отпуска мои заканчивались однозначно – после 2-3 дней ничегонеделания я садился или на мотороллер, или за руль машины и начинал фотографировать. Меня спрашивали: «Ты отдыхаешь или работаешь?» Я отвечал: «А для меня это и есть отдых».
Владимир Вяткин
Владимир Вяткин человек с невероятной силы энергетикой, что позволяет ему снимать на одном дыхании уже 50 лет и стать уникальным фотографом и учителем. Он требователен к себе и форматирует мозг всем своим студентам. Знает настоящую цену искусству, но не любит когда говорят о нем. Несмотря на это он один из немногих фотографов в мире, которого знают за пределами фотографии.
Василий Прудников
РУСС ПРЕСС ФОТО
Подписка на статьи
Оставьте адрес вашей почты, чтобы быть в курсе свежих статей.
Они выходят раз в неделю.
comments powered by HyperComments
Made on
Tilda